Художественно-исторический очерк по истории российской педиатрии «Детское здравоохранение блокадного Ленинграда»

Поздравляем победителей всероссийского Конкурса на лучший художественно-исторический очерк по истории российской педиатрии!

27-29 сентября 2013 года в Москве состоялась Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Фармакотерапия и диетология в педиатрии», в рамках которой прошли мероприятия по празднованию 250-летия создания государственной системы охраны здоровья детей в России и Научного центра здоровья детей РАМН.

В рамках конференции, посвященной 250-летию государственной системы охраны здоровья детей в России, проведен конкурс Союза педиатров России «Лучший художественно-исторический очерк по истории российской педиатрии».

Решением жюри Конкурса лучшим художественно-историческим очерком по истории российской педиатрии признан очерк «Детское здравоохранение блокадного Ленинграда», написанный Николаем Павловичем Шабаловым и Львом Владимировичем Эрманом.

Поздравляем победителей всероссийского Конкурса на лучший художественно-исторический очерк по истории российской педиатрии!

27-29 сентября 2013 года в Москве состоялась Всероссийская научно-практическая конференция с международным участием «Фармакотерапия и диетология в педиатрии», в рамках которой прошли мероприятия по празднованию 250-летия создания государственной системы охраны здоровья детей в России и Научного центра здоровья детей РАМН.

В рамках конференции, посвященной 250-летию государственной системы охраны здоровья детей в России, проведен конкурс Союза педиатров России «Лучший художественно-исторический очерк по истории российской педиатрии».

Решением жюри Конкурса лучшим художественно-историческим очерком по истории российской педиатрии признан очерк «Детское здравоохранение блокадного Ленинграда», написанный Николаем Павловичем Шабаловым и Львом Владимировичем Эрманом .

 

Н.П. Шабалов, Л.В. Эрман
(Военно-медицинская академия, Санкт-Петербургская государственная педиатрическая медицинская академия)
«Детское здравоохранение блокадного Ленинграда»

 

Детям блокадного города посвящается
“Я не напрасно беспокоюсь,
Чтоб не забылась та война:
Ведь эта память - наша совесть.
Она, как сила, нам нужна”
Юрий Воронов

«Никто не забыт
и ничто не забыто»
Ольга Берггольц

23 июня 1941 г. в Ленинграде и Ленинградской области было объявлено военное положение. 21 августа 1941г. моторизованные части захватывают станцию Чудово. Перерезают Октябрьскую железную дорогу, 30 августа захвачена Мга. Началом блокады считается 8 сентября 1941 года – захват немецкими войсками Шлиссельбурга, находящегося в устье Невы. В этот день на город сброшено 6327 зажигательных бомб, вызвавших 178 очагов пожаров, самым большим очагом был пожар складов имени Бадаева, на которых хранились стратегические запасы муки и сахара. Полное снятие блокады 27 января 1944 года (в блокадном кольце город находился 872 дня).


Безвозвратные потери войск в дни и года блокады под Ленинградом – 980 000 человек. Санитарные потери – 2 000000 человек. В блокированном Ленинграде погибло около 750 000 человек. На Пискаревском кладбище похоронено примерно 500 000 жителей и воинов. (В. Ковальчук, «Санкт-Петербургские ведомости», 27 января 2010).


29 июня 1941 года по решению Ленинградского горкома ВКП (б) началась эвакуация населения и матерей с маленькими детьми. 8 июля 1941 года при Леноблсовете был создан отдел по эвакуации, во всех районах города были образованы эвакуационные комиссии.16 августа 1941 года Ленгорисполком принимает решение об эвакуации из города женщин и детей. Каждый эшелон с детьми сопровождал медработник. На путях эвакуации создавались детские комнаты. В пути дети в первую очередь обеспечивались питанием. До 8 сентября 1941 года из  города было вывезено 219.690 детей. К этому дню в городе находилось 2.544.000 жителей.


За весь период блокады из Ленинграда было эвакуировано 414.146 детей. В городе осталось более 400.000 детей, из них свыше 120 000 в возрасте до 3-х лет.


Согласно данным городского статуправления, рождаемость в Ленинграде: 1941 г. – 67 899 детей, 1942 г. – 12 659 детей,1943 г. – 7 775 детей; смертность: 1941 г. – 114 872 (от нарушений питания 19 984), 1942 г. – 513 529 (от нарушений питания 256 386, 1943 г. – 21 493 (от нарушений питания 3 239 человек), среднесуточное число умерших: в 1941 г – 318 человек, в 1942 г – 1406, в 1943 г – 60 человек.


Полномасштабный острый голод охватил Ленинград зимой 1941/42 года. 9 ноября 1941 года горком партии принимает решение “О продаже хлеба из пшеничной муки только по детским карточкам”. 20 ноября 1941 года была установлена самая низкая норма на хлеб, родились “сто двадцать пять блокадных грамм с огнём и кровью пополам”(Ольга Берггольц). Хлеб был чёрного цвета, имел высокую влажность (68%), травянисто-горький вкус. Кроме того, на детскую карточку выдавали в месяц: крупы и макарон - 1200 г, жиров – 500 г, мяса (или рыбы) - 400 г, сахара -.1200 г. Если по рабочим, служащим и иждивенческим карточкам в ноябре 1941 г – январе 1942 г. выдача продуктов из-за их отсутствия не проводилась, то «отоваривание» детских карточек было неукоснительным.


25 декабря 1941 года дети стали получать 200 грамм хлеба, 24 января 1942 года – 250 грамм, 11 февраля – 300 грамм. Детская карточка в 1942 г. обеспечивала 684 ккал (с 12 лет иждивенческая карточка – 466 ккал). Для получения питания все дети прикреплялись к молочной кухне при поликлинике. Все смеси отпускались только кипячёными. В 1942 году 23 молочные кухни отпустили 24.641.991 порцию за год; за один день выдавалось 59.470 порций.


В июле 1942 года при Горздравотделе начал действовать Совет детского питания (председатели профессора Юлия Ароновна Менделева и Александр Федорович Тур).


В 39 школах города зимой 41/42 года проводились занятия; в ряде школ младшие школьники занимались в бомбоубежищах. 4 мая 1942 года возобновились занятия в 137 школах, которые приняли 63.719 учащихся. 19 января 1942 года было открыто 30 столовых для 30.000 школьников 8-12 лет. С мая 1942 года в школах было введено 3-х разовое питание детей. С ноября 1942 года стали функционировать столовые лечебного питания для 15 000 детей дошкольного и школьного возраста.


Все ясли и детские сады зимой 1941/42 года были переведены на круглосуточное обслуживание детей. Число ребят, оставляемых матерями на сутки, доходило до 70%.


В феврале 1942 года Исполком Ленгорсовета принимает решение об обеспечении немедленного устройства детей, оставшихся без родителей, в детские дома и об обязательном снабжении их топливом и необходимым оборудованием. За 1941-1942 гг. детские дома приютили около 40 000 осиротевших детей.


Ленинградский педиатрический медицинский институт (ЛПМИ) взял на себя разработку режима питания детей, введения новых блюд из различных заменителей и веществ, ранее не применявшихся для целей детского питания  (из сои, восстановленного растительного масла из олифы, дрожжевой суп и др.). Институт в своём составе имел молочно-пищевую станцию с отделениями: отдел питания (отдел прикорма, главная кухня), витаминовый отдел, молочная станция. За время войны молочно-пищевая станция ЛПМИ отпустила 487.132 порции всякой продукции. Смесь № 3 во время войны готовилась в количестве 1500 л/cут. (в мирное время – 90-100 л), каши – до 500 л/сут. (в мирное время – 30-40 л). 23 октября 1942 года при ЛПМИ была организована молочная ферма из 3-х породистых коров. До конца года они дали 870 л молока, а в следующем году надой составил 12 000 литров. В 1943 году ферма получила пополнение из 7 коров. Мероприятия в отношении беременных: бесперебойно отоваривались продовольственные карточки, установленные для беременных, через женские консультации выдавались молоко, кефир, рыбий жир, проводилась профилактическая госпитализация ослабленных беременных, было организовано углублённое обследование работниц оборонных предприятий.


Противоэпидемическая работа: организация правильного режима в убежищах, составление списков детей, посещающих убежища и время их совместного пребывания, непрерывное наблюдение за проведением прививок детскому населению (впервые были проведены прививки против брюшного тифа всем детям дошкольного возраста), контроль за соблюдением санитарного режима в детских учреждениях, организация в каждом районе коклюшных групп и введение контактным детям человеческой сыворотки в первый день контакта. В вышедшей в блокированном городе в 1943 г. брошюре «Как уберечь ребенка от заболевания поносом в летнее время» А.Ф. Тур писал: «Борьба за детскую жизнь и здоровье – наша обязанность, это наш долг, долг всех советских людей тыла перед Родиной и перед теми, которые, оставив на наше попечение своих детей, сами ушли с оружием в руках защищать Советскую страну и все культурное человечество от озверелых орд, Каждая спасенная детская жизнь, каждое предупрежденное заболевание ребенка – это наш крупный и прекрасный вклад в дело обороны страны и одновременно меткий удар по ненавистному врагу». В 1942 году в блокированном фашистами Ленинграде выходит тиражом 8000 экземпляров книга А.Ф. Тура «Краткий терапевтический справочник детского врача», где даны рекомендации по врачебной тактике в этих конкретных тяжелейших условиях жизни и работы.


Кадрами детская сеть блокадного Ленинграда была укомплектована полностью. За время войны ЛПМИ произвёл 7 плановых и досрочных выпусков и подготовил 947 врачей. Часть выпускников была направлена в армию, часть оставлена работать в Ленинграде и области, остальные распределялись в разные районы страны. В феврале 1942 года ЛПМИ организовал курсы повышения квалификации молодых врачей. В районах города были организованы лекции по цинге, по лечению дистрофии и желудочно-кишечных заболеваний.


В период блокады принят ряд принципиальных организационных решений, в частности, “Об обслуживании всего детского населения в возрасте от 0 до 16 лет единым педиатром”. Предпосылками было то, что эвакуация снизила плотность населения на участках, увеличив их пространственно, семья, как таковая, требовала единой заботы и наблюдения, метод консультативной работы – профилактический патронаж – необходимо было внедрить в работу и со старшим детством. Организационный опыт обслуживания детства единым педиатром поручили провести 16-й детской консультации Свердловского (ныне Василеостровского) района путём присоединения к ней детской поликлиники № 21. Методика работы объединённого учреждения была разработана на кафедре организации здравоохранения ЛПМИ (зав.- проф. Ю.А. Менделева) совместно с детской консультацией № 16 и детской поликлиникой № 21 Свердловского района (Нина Георгиевна Синявская) в конце 1942 года. С января 1943 года в ЛПМИ были организованы курсы подготовки врачей по системе единого педиатра (зав. Н.Г. Синявская), к июню 1943 года их окончили 157 врачей. К 1944 году все 36 поликлинических учреждений города работали по системе единого педиатра. Опыт работы детских поликлиник города Ленинграда по системе единого педиатра впоследствии стал достоянием всей страны.


В блокадном Ленинграде в связи с необходимостью принятия оперативных организационных решений Ленинградский Горздравотдел в 1942 году ввёл должность главного педиатра города. С 1942 по 1952 год эту должность занимал проф. А.Ф. Тур. Впоследствии его ученики – доц. А.П. Белова, проф. И.М. Воронцов, проф. Л.В. Эрман. Совет Министров СССР установил должность главных педиатров территорий лишь в 1952 году специальным распоряжением (от 28.04.1952 г).


Одним из первых возобновило в Ленинграде свои заседания Общество детских врачей, возглавляемое Ю.А. Менделевой и А.Ф. Туром. В период ВОВ Общество работало достаточно активно, и в 1942 году было 18 заседаний (1900 присутствующих), в 1943 году 17 заседаний (1672 присутствующих врача). Вот некоторые темы докладов: «Пеллагра у детей», «Режим жизни и питания детей в условиях войны и блокады», «Лечение алиментарных дистрофий у детей», «О развитии, выживаемости недоношенных детей и постановке дела в палате для новорождённых детей» (проф. А.Ф. Тур), «Лечение тяжелых дистрофий у детей», «Характер заболеваний у детей в условиях блокады Ленинграда» (проф. А.Б. Воловик), «Дистрофические и инфекционные заболевания» (проф. А.С. Розенберг), «Сульфидинотерапия при дизентерии» (проф. С.А. Гаврилов), «Скорбут в детском возрасте» (проф. Э.И. Фридман), «О психических нарушениях при алиментарной дистрофии» (проф. С.С. Мнухин), «Врожденные анемии у новорождённых» (проф. А.Н. Антонов), «Роль печени в патогенезе и клинике колитов у детей» (проф. Э.А. Горницкая), «Кровозамещающие растворы Ленинградского института переливания крови и их значение в клинике внутренних болезней» (проф. А.Н. Филатов), «Индивидуальная и коллективная противогазовая защита детей» (доц. М.И Лившиц), «О соевом молоке» (Л.Р. Шапиро), «Химический состав и микрофлора соевого молока» (Н.П. Содоков), «Особенности  течения туберкулеза у детей в условиях блокады г. Ленинграда» (А.Э. Певзнер).


Чем же болели дети блокадного Ленинграда? В 1942 году в две крупнейшие детские больницы города (ЛПМИ и больницу имени К.А. Раухфуса) у 45,6% и 32,4% соответственно как основной диагноз был – алиментарная дистрофия. При этом у поступивших школьников и подростков частота диагностики алиментарной дистрофии была выше – 53% (больница имени К.А. Раухфуса), ибо иждивенческий пищевой паек, который получали дети после 12 лет, был особенно недостаточным. В тоже время А.Ф. Тур (1947) отмечал, что в 1942 г. не было свежих случаев ревматической инфекции, острого аппендицита; резко уменьшилось заболеваемость скарлатиной, мало было случаев коклюша, ветряной оспы, краснухи, эпидемического паротита; временно исчезли корь, бронхиальная астма, крупозная пневмония, острый нефрит (появились в 1943 году), резко снизилось  число ангин, гнойных отитов, гнойных менингитов, гнойных плевритов, стафилодермий, но заболеваемость дифтерией и дизентерией держалась на высоких цифрах, отмечено большое число пиурий, острых гепатитов, а при туберкулёзе у детей с алиментарной дистрофией отмечено обширное и глубокое поражение всех органов.
Из воспоминаний Олега Феодосьевича Тарасова: в августе 1942 года в госпитальную клинику поступил истощенный 10-месячный ребенок с гидроцефалией, развившейся на протяжении месяца, большим животом, отеками на нижних конечностях. Не было никаких указаний на перенесенные инфекции, тем более на перенесенный менингит или энцефалит. Наверно, только А.Ф. Тур мог поставить диагноз хронического отравления лебедой, составлявшей, как выяснилось, основной прикорм ребенка.


Итоги работы ленинградских педиатров в годы блокады обобщены в двух сборниках научных работ, вышедших под редакцией А.Ф. Тура «Вопросы педиатрии в годы блокады Ленинграда (1944, 1946 гг.), 125 статьях , направленных в журнал «Педиатрия». Весь четвертый номер журнала «Педиатрия» за 1944 год с оставлен из работ ленинградских педиатров. Редакционная коллегия журнала писала: «Пусть этот номер «Педиатрии» останется историческим памятником самоотверженной работе детских врачей Ленинграда на пользу детей того многострадального города, стремлению педиатров к научной работе, которому не могли помешать никакие внешние условия. Честь и слава героическим врачам-педиатрам города Ленина!»


Александр Фёдорович Тур говорил: “Во время блокады мы страдали многими дефицитами, но у нас не было дефицита совести” (на фотографии А.Ф. Тур во время обхода зимой 1943 года). С этими словами перекликаются слова блокадного ребенка, а дальнейшем выдающегося отечественного педиатра,  Игоря Михайловича  Воронцова: «В детсаду давали жареный хлеб с касторовым маслом, иногда даже конфеты – их крошили кусочками…Бабушка вскоре умерла, мама работала почти круглые сутки, а по ночам тушила зажигалки на крыше. Я бегал по улицам в такое же детской стайке и абсолютно точно знал, что любой взрослый человек на улице мой родитель. Я приходил в коммунальную квартиру, где жили пять семей, и каждый старался меня приласкать и прикормить хоть какой-то крохотулькой сухарика. И я плохо отличал – кто родственник, а кто нет. И точно также я помню своё отношение – как мы, ребята, старались во всём помочь старушкам, которые выходили к нам во двор».

 

Профессор А.Ф. Тур  на обходе (1943)

Яндекс.Метрика